© 2014 - 2019 Институт эффективного  тренинга и профессиональных стандартов (г. Москва)         

 

          +7 (925) 508-79-15

       Если нужен результат!..

Часть 2.

Итак, что такое системная расстановка?

Системная расстановка – это форма психосоциальной интервенции, применяемой в системной практике и в контексте психотерапии, консультаций по организации труда или педагогике (Вайнхольд и др., 2004, 2012).

Большинство ведущих международных экспертов в области расстановок сходятся во мнении, что системные расстановки, в широком смысле, относятся к «сценическому методу» (Rosselet,Senoner, 2010), так как в пространстве и времени, с помощью участников специально собранной группы и под руководством профессионального ведущего, изображаются более или менее конкретные события из жизни конкретного человека (или клиента) и системы, к которой он имеет отношение (семья, род, организация, система ценностей, учреждение образования и др.).

В рамках данного метода, участники группы, в которой проводятся расстановки (далее – расстановочной группы, группы расстановок) могут быть в двух основных ролях: в роли заместителя и роли наблюдателя. Заместители это исполнители ролей других людей или даже неодушевленных предметов и понятий из системы клиента. Например, заместитель в роли самого клиента, заместитель в роли нынешнего начальника клиента, заместитель в роли образования клиента, заместитель в роли карьеры клиента. Наблюдатели – те участники группы, кто в данный момент времени не является заместителем какого-либо персонажа расстановки, они сидят в кругу и внимательно наблюдают за происходящим. Практика расстановки может проводиться и в индивидуальном формате, например, с помощью специальных расстановочных фигурок, символизирующих людей или в воображении самого клиента,  но, в любом случае, под руководством профессионального консультанта.

Что происходит в системной расстановке?

В системной расстановке возникает «подвижная» картина и появляется возможность сделать выводы о динамиках, присущих каждому конкретному событию» (Rosselet,Senoner, 2010).  Доктор Урсула Франке, одна из первых в мире защитившая докторскую диссертацию по системным расстановкам, пишет, что расстановки «быстро и точно выявляют динамики, которые дисфункциональным образом привязывают клиента к его системе отношений, ограничивают свободу действий и затрудняют личное развитие, мешая ему строить собственную жизнь» (Franke, 2002).

Для чего проводится расстановка?

В расстановке ситуация визуализируется и по мере развития расстановки постепенно вырабатываются творческие варианты решений проблем.

Расстановка проводится для того, чтобы клиент (человек, проблема которого рассматривается) увидел реальность (в личном, семейном или организационном контексте), такой, какая она есть, без интерпретаций и фантазий. И чтобы при этом он смог быть в состоянии принять эту реальность, а не отрицать ее, едва с ней соприкоснувшись. Иначе говоря, первая задача любой расстановки – аудит. И только после аудита, при желании клиента, мы можем двигаться в сторону поиска эффективного решения проблемы.

За счет чего это происходит?

Два базовых понятия для объяснения эффектов расстановки: «замещающее восприятие» и «знающее поле».

Первое ключевое понятие для объяснения происходящего в расстановках  – «эффект замещающего восприятия».

Что такое эффект замещающего восприятия?

Эффект замещающего восприятия – способность входить в роль или образ другого человека и чувствовать то, что, буквально, чувствует он, другой человек. Эффект замещающего восприятия не является эксклюзивным умением, доступным избранным, он присущ каждому человеку.  Одним из первых психотерапевтов, кто столкнулся в своей практике с эффектом замещающего восприятия, была основательница семейной терапии, основанной на опыте – Вирджиния Сатир.  Известно, что Вирджиния Сатир, проводя группы по семейной терапии, в которых участвовали члены нескольких семей, в качестве инструмента диагностики и коррекции семейных проблем, использовала разработанный ей метод семейной скульптуры – предшественника системной расстановки. 

Метод семейной скульптуры Вирджинии Сатир, как предшественник системной расстановки.

Как проводилась семейная скульптура?

Один из членов семьи, выступавший на это время в роли клиента, получал  задание от Сатир представить, что он скульптор, а реальные, присутствующие в этой же группе, члены его семьи – глина и ему необходимо «вылепить скульптуру» так, чтобы она без всяких слов, наглядно отображала, что происходит в семье. В процессе работы над этой живой скульптурой клиент не только ставил членов своей семьи на определенные им места, но и задавал  каждому направление взгляда, просил их встать в определенную позу и выполнить определенные им, клиентом, жесты. После того, как работа «скульптора» была закончена, Вирджиния  Сатир обычно опрашивала участников скульптуры о том, как они себя чувствуют, находясь на этих местах, в своих семейных ролях и получала очень быстрый доступ к тому, что происходит в данной семейной системе. При этом то, что изначально члены семьи не обозначали в словах, проявлялось на телесном уровне. Например, отец и мать в интервью до проведения семейной скульптуры могли говорить, что они душевно очень близки с дочкой и участвуют во всех ее делах и что у них в семье эмоционально комфортная обстановка, которую портит скверный характер дочери и ее требования, чтобы родители во всем потакали ей. Скульптура же, созданная самой дочерью, могла показать, что родители сидят от нее на большой дистанции, взгляды их прикованы к младшему брату, которого они удерживают за плечи, а он, стоя к ним спиной, как будто хочет вырваться из их объятий и убежать. И не смотря на то, что дочь разместила родителей плечом к плечу, они чувствуют раздражение друг к другу и обоюдное желание в разы увеличить дистанцию между собой. Сама же дочь стоит рядом с дедушкой и бабушкой по материнской линии, на приличном удалении от родителей и брата и, чувствуя себя в безопасности, украдкой глядит на родителей. Здесь важно подчеркнуть, что в семейной скульптуре в ролях конкретных членов семьи были именно эти члены семьи. И если возникала необходимость проверить, такова ли реальность, Сатир предлагала побыть скульптором другому члену семьи. И, конечно, в большинстве случаев, все, наблюдаемые ранее, тенденции проявлялись вновь. Одним из важных требований Вирджинии Сатир было присутствие на психотерапевтической сессии всех членов семьи. И, время от времени, это правило нарушалось участниками по каким-либо весомым причинам. И вот тогда, на свой страх и риск, Вирджиния Сатир предлагала заместить отсутствующего члена семьи другим участником группы семейной терапии. Сатир и члены семей, в которых замещались отсутствующие люди, сразу же обратили внимание на то, что эмоциональные реакции, чувства, ощущения и даже иногда речевые обороты, которые выдавали заместители, находясь в определенных ролях и на определенных местах в семейной скульптуре, были максимально близки к оригиналам, а иногда – идентичны. «В конце 60-х годов 20-го века это было пионерским открытием» -  говорит на своих семинарах широко известный психотерапевт и системный расстановщик Марианна Франке-Грикш. Но, если в семейной скульптуре эффект обнаруженный эффект замещающего восприятия использовался время от времени, то в системной расстановке он стал основным способом получения информации от заместителей. И максимально раскрыл возможности эффекта замещающего восприятия в работе с расстановкой Берт Хеллингер. 

Что такое «знающее поле»?

Второе ключевое понятие для объяснения происходящего в расстановках  –  «знающее поле» (Mar, 2000).  Современные расстановщики-практики и ряд ученых-исследователей считают, что «расстановка создает что-то вроде коммуникативного пространства», «дающего заместителям непосредственный доступ к глубоко лежащим» информационным «слоям исследуемой ситуации» (Rosselet,Senoner, 2010). Очевидно, что такие возможности открываются перед заместителями благодаря конкретному месту, которое они занимают в расстановке. А это место, в свою очередь, отображает реальное место реального человека или другого элемента в структуре отношений. На сегодняшний день разные теоретические школы по-разному объясняют феномен «знающего поля».  Очевидно, что исследователи из самых разных научных парадигм:

- философ Людвиг Витгенштейн, с его представлениями о «языковой игре», утверждавший, что языковые структуры адекватно отображают реальность;

- биохимик Руперт Шелдрейк с его концепцией «морфического резонанса» и

- многочисленные исследования в области квантовой физики и нейробиологии, указывают на то, что «коллективный ум» содержится в поле отношений, организуемом элементами, а не в каждом, отдельно взятом элементе. 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ

продолжение статьи
продолжение статьи
продолжение статьи